БЕСПЛАТНАЯ ДОСТАВКА по России от 5000 руб.

 

Вино на скалах


Вино на скалах


В идеальном мире, где выращенный вручную виноград простирается навстречу голубому горизонту ровными рядами по волнистым склонам, существуют виноградники, которые являются настоящими терруарами ужаса.

Скалистые виноградники изнашивают тракторные шины, сгибают тяжёлое оборудование, травмоопасны для сборщиков и заставляют виноградарей откладывать пересадку. Единственное, на что они годятся - производство винограда для многих из ценнейших вин всего мира.

Называйте их камнями, скалами, галькой, голышами, булыжниками, песчаником или просто крупным гравием. Вместе они формируют огромные поля вытянутых камней, образованных древними реками, расположенными на поверхности всего несколькими дюймами ниже.

Наиболее известные из этих регионов – Шатонеф-дю-Пап во французской долине Рона, Gimblett Gravels в новозеландской бухте Hawke и Скалистый отдел Milton-Freewater American Viticultural Area (AVA) на орегонской стороне долины Валла-Валла.

"[Из-за камней] наши винодельные машины очень быстро устаревают, шины и плуги изнашиваются", - говорит Филипп Гуигал, чьи семейная винодельня и сопутствующий бизнес, E. Guigal, владеют Château de Nalys в Шатонеф-дю-Пап. “Для людей, работающих на виноградниках или собирающих виноград, поверхность не бывает гладкой. Ты идешь, но не чувствуешь продвижения или прогресса."

"Камни - отличный дренаж, они хорошо сохраняют и отдают тепло, что повышает температуру местности, где поздние сорта, такие как Каберне Совиньон, могут окончательно дозреть," - говорит Гордон Расселл, старший винодел Esk Valley Estate в Gimblett Gravels.

Хотя регионы и схожи по структуре, они различаются геологической историей и винными традициями.

Галька из Шатонеф состоит преимущественно из кварцита, и считается альпийского происхождения. Несмотря на то, что местность производила вина со времён римской империи, название и именитость она получила в XIV веке, когда папский дворец - новая резиденция Папы Римского - была перемещена из Рима в близлежащий Авиньон.

Несмотря на то, что каменные залежи в регионе Валла-Валла и Gimblett Gravels тоже довольно стары, их превращение в виноградники произошло относительно недавно. В 1997 году французский винодел Кристоф Барон засадил свой виноградник “Cailloux” в Milton-Freewater AVA, это были первые вина для его бренда Cayuse. Сейчас он известен как Скалистый отдел AVA, и его фирменные камни состоят полностью из базальта, смытого с близлежащих Синих гор.

У Gimblett Gravels тоже есть уникальная геологическая родословная. Камни тут состоят по большей части из грауваккового известняка, это вид песчаника, смытый с центральных гор Северной Исландии. Земля, где сейчас находятся виноградники, была под водой до 1867 года, когда крупное наводнение сменило русло реки Нгаруро на 15 км вглубь от бухты Hawke. Когда паводок сошел, за ним остались 800 гектаров гравия и почвы.

Виноградники были впервые обоснованы чуть больше, чем через 100 лет после этого, когда Шенен Блан и Мюллер Тюргау были высажены в винограднике Mere Rоad в конце семидесятых. К концу столетия произошли крупные высадки красных разновидностей Бордо, которые сейчас занимают около 81% виноградников.


Сложности скалистых виноградников

Несмотря на то, что эти регионы известны своими скалами, на поверхности некоторых виноградников нет гравия.

"Галька заполучила все внимание фотографов, но есть ещё два типа почв, которые составляют Шатонеф", - говорит Цезарь Перрин, чья семья владеет очень значимым и каменистым Château de Beaucastel. Он указывает на песчаную смесь известняка и другую смесь, состоящую из песчаной глины.

Пока другие регионы, выращивающие виноград, имеют обширные запасы скруглённых реками камней и прочих скал, в других местах, таких как левый берег Бордо, камни чаще залегают глубже под землёй. Хотя камни предоставляют дренаж и дают полезные минеральные добавки, они не дают теплоотдачи поверхностного гравия.

«Роне - центричные разновидности, такие как Сира и Гренаш, считаются более устойчивыми к жаре и хорошо адаптируются к скалистым виноградникам», - говорит виноградарь Чарльз Смит, который производит красные вина высокого качества в Валла-Валла. «Они наслаждаются теплом в летний период, и их корни углубляются в поисках питательных веществ, создавая более прочную корневую систему.»

Барон соглашается. "Очень важно, чтоб земля была бедной", - говорит он. "Виноград должен бороться."

Виноделы в этих каменистых регионах тоже борются. "Выращивать виноград в этих скалах дороже, и больше винограда страдает," - говорит Барон.

Вероятно, в Шатонеф-дю-Пап написали руководство по выращиванию винограда в гравии. В основном, в виноградниках применяют лобовое обучение методом gobelet, уменьшая количество рядов и опорной проволоки. Низко свисающие ветки получают тепло от каменистой земли даже после заката. Что касается прочих каменистых виноградников, урожайность там естественно снижена.

"Но галька служит и другой цели," - говорит Перрин. "Выйдите в середину виноградника в летнюю жару, и подберите камень. Под ним будет прохлада, иногда даже влажность, что помогает винограду сохранять свежесть."


Вина, крушащие камень

Что на самом деле имеет значение, так это как эти условия выращивания отражаются на вине.

«Если вы сравните вина из каменистых виноградников с теми, что выращены даже на близлежащих почвах, то вы поймёте, что они более крепкие, собранные, имеют зрелую палитру и богаты минералами», - говорит Смит.

«В Шатонеф вина более элегантные, даже нежные, и Гренаш на камнях имеет гораздо более хороший потенциал для состаривания, чем где-либо ещё», - отмечает Гуигал.

«Терруар берет верх над разновидностями винограда, особенно над Каберне, и даёт им превосходные пикантные качества», - говорит Барон.

Пока многие разновидности Роны и Бордо хорошо растут в Gimblett Gravels, Расселл, возглавляющий ассоциацию виноградарей, верит, что одна разновидность там сияет сильнее всех.

«Мериот - это самая широко распространенная на плантации разновидность на данный момент, и Gimblett Gravels – это одно из редких мест мира вне Бордо, где из этого сорта получаются качественные вина», - говорит Расселл.

Но в век глобального потепления, могут ли отдающие тепло камни нести пользу, а не вред?

Ранние сборы из-за быстрого созревания не предоставляют трудностей, но увеличенное количество сахара чаще всего превращается в более высокое содержание алкоголя.

Перрин говорит, что смена климата привела Beaucastel, который производит виноград органически, к большому количеству работы на виноградниках. «Мы оставляем больше листьев на лозе, чтобы защитить виноград от солнца, и обрываем меньше зелёных веток [лишние поросли винограда срывают на протяжении лета], чтоб избежать слишком сильной концентрации гроздей», - говорит он.

Шатонеф сражается с высокой концентрацией спирта другими способами. Там выращиваются до тринадцати сортов винограда, и также включают менее каменистые виноградники из апелласьона.

«Прошлый владелец de Nalys посадил правильный виноград в подходящую почву, что было для нас очень удачно», - говорит Гуигал. «Я думаю, что будущее Шатонеф в лучшем применении этих вторичных и третичных сортов, которые дают меньше сахара. И не стоит забывать о долго созревающем Мурведре [чтоб уменьшить содержание спирта].»

Некоторые из самых скалистых виноградников, в том числе и Шатонеф, также производят отличные белые вина из таких теплолюбивых сортов, как Руссан и Гренаш Блан.

Есть ли единство среди людей, выращивающих виноград в таких скалистых условиях? И да, и нет. Многие производители из Нового Света, которые выращивают Сиру, подражая Северной Роне, добавляют немного белого вина из Вионье либо во время брожения, либо при смешивании, а это запрещено в Гренаш Шатонеф.

Но, когда дело доходит до трудностей в выращивании, складывается впечатление, что существует неформальное Братство Гальки.

«Я вырос, выпивая Шатонеф, и у меня всегда есть бутылка этого вина на столе», - говорит Барон.


 

 

Посмотреть весь блог

Вас может заинтересовать


Gordian
Смольная, 24а 125445 Москва
+7 (495) 640-65-54 info@gordian.ru